Романтический фотошоп:Ул. героев панфиловцев фото:Морально

Было изъято большое количество героина, задержа­ны продавцы, а заодно и покупатели, почти сплошь дети внезапно разбогатевших родителей и видных де­ятелей. Попались и богатые проститутки, одна извес­тная певица и один уголовный авторитет, давно и бе­зуспешно разыскиваемый органами. Заминка случи­лась со швейцаром. Он, защищая свое имущество, успел выдернуть чеку гранаты, но разжать кулак, в котором держал смертоносный заряд, сил у него не хватило, жить захотелось. Расчистили проход к подвалу, один из оперативников осторожно перехватил кулак швей­цара, зажал, словно в клещи, подвел к дыре подвала, тихо приказал: «Бросай!» Раздался глухой взрыв. Со­трудник вытер холодный пот, посмотрел на швейцара и, надо полагать, отвел душу, потому что к «рафику» швейцар самостоятельно подойти не смог.

Нина Думова

Года за полтора до убийства Кузьминского возле во­рот дачи заместителя председателя правления коммер­ческого банка «Диана» остановились вишневые «Жи­гули» четвертой модели. Из машины вышел высокий худощавый мужчина в темном костюме, защитных мод­ных очках и белоснежной водолазке. От ворот до особ­няка, возведенного из красного качественного кирпи­ча, каких огромное количество понастроено теперь во всех поселках и деревнях Подмосковья, вела песчаная дорожка, с обеих сторон усаженная вечнозеленым ку­старником. Обширная площадка возле особняка пус­товала. Мужчина подошел к воротам, увидел кнопку звонка и нажал.

Вклады в Липецке

Турецкий особо не интересовался монархическим дви­жением, но припомнил, что в мае, в день восшествия на престол, будет открыт памятник самодержцу рос­сийскому Николаю Второму. «Тряпка! Тупой баран! Пья­ница! — взорвался Кан. — Подписать отречение?! От­дать страну на растерзание?! И это царь?! Павел не под­писал, умер, но не подписал и тем сохранил монархию! А он был в худшем положении, чем Николай! Кто зна­ет, что с ним вытворяли Пален, Бенигсен, разные там Зубовы?!» Турецкий слушал Джека Кана, а сам с горе­чью раздумывал о том, как этот человек, по-видимому, действительно по-своему любящий Россию, может в лю­бой момент продать атомную мини-бомбочку, и бомбоч­ка эта рванет не где-нибудь, а в России. Позднее разго­вор перешел на родословную Кана, и Турецкий узнал, что предки хозяина — обрусевшие немцы, приехавшие из Германии еще во времена. Петра Первого, пра-прапрапредок в царствование Елизаветы получил дво­рянство, а родословная по линии матери чисто русская, идет от древней дворянской фамилии Матвеевых. Кан показал несколько редких фотографий главнокоманду­ющего Колчака, оригиналы его письменных распоря­жений, дневник известного солидариста профессора Гинса, заместителя главнокомандующего. Одним словом, встреча прошла вполне респектабельно, взаимно веж­ливо, но она ничего не дала Турецкому в смысле непос­редственного дела, кроме того, что он своими глазами увидел крупного мафиози.

Аренда, продажа, купля, обмен - Недвижимость - каталог

Надо сказать, что прозвучавший в ресторане выстрел в какой-то мере помог капитану Захарчуку, которого по­ставил в тупик ведший с ним переговоры Антон Маевский. Пока разговор шел вокруг да около, Антон помалки­вал, но когда Захарчук прямо заявил, что его не устраива­ют условия прежнего договора, надеясь услышать в ответ чуть ли не матерщину, услышал нечто совершенно иное.

Frends_cat_12_2012 by Олеся Малахова - issuu

Теперь, господа, обрисую обстановку, как она мне представляется. Прошу не принимать моих слов как дело решенное, но, прежде чем возражать, хоро­шо обдумайте свой ответ. Удар, нанесенный Буря­том, лишает нас основных доходов. На Москве он не остановится. В скором времени то же самое произой­дет во всех других городах. Почему Бурят решился на подобное? Ему некуда деваться. На приобретение «геры», на доставку, на людей, связанных с этим биз­несом, ушли огромные деньги, сотни миллионов бак­сов. Касса его пуста, разумеется, относительно. Убеж­ден, что, прежде чем начать дело, он заручился если не поддержкой, то бездействием работников ФСБ. Без этого он не решился бы. Впрочем, мы это видим воо­чию. Все фээсбэшники куда-то подевались! Были — и нет! Сила за Бурятом стоит большая. Я не удив­люсь, к примеру, если сейчас сюда подойдет парочка БМП, а то и танков, с полным вооружением и с сол­датиками на бортах. Большого ума не надо, чтобы представить последующую картину. И будьте уве­рены, средства массовой информации сделают все для раздувания ажиотажа против нас, как основного ис­точника зла. Заслугу, конечно, припишут себе силовые министерства, и в первую очередь МВД. В Моск­ве Бурят подключил порядка пятисот человек. Пона­добится, подключит еще столько же. Каков же выход? С минуты на минуту сюда прибудет Антон Маевс- кий. Он выставит окончательные требования, кото­рые в принципе и без того понятны. Единственный ныход в нашем положении — переговоры. Суть их такова. Мы оплачиваем расходы Бурята плюс делим доходы, скажем, пятьдесят на пятьдесят. Другого пути но вижу.

После трех ударов: неудачи с освобождением генера­ла Пестова, ужасного крика Клавдии Владимировны на кладбище и появления в газете интервью со следовате­лем Федотовой, которые обрушились на Ларису Иванов­ну почти одновременно, она несколько растерялась. Осо­бенно потряс ее крик. На мгновение она увидела себя со стороны и внутренне содрогнулась. Не задавал вопросов и Саргачев, лишь после того как проехали некоторое расстояние, осторожно спросил: «Может быть, домой?» — «На службу», — коротко ответила вице-премьер. Сарга­чев не услышал от женщины ни слез, ни жалоб, но не­стерпимое молчание было, пожалуй, хуже любой исте­рики. Возле подъезда «Белого дома» Лариса Ивановна сказала: «Встретишься с Турецким и потребуешь не­медленного прекращения следствия в отношении нас». — «Это невыполнимо». — «Ты же «русский волк», — мрач­но усмехнулась женщина и вышла из машины. Уже в своем кабинете она прочла интервью, газета с которым, наряду с другими печатными изданиями, ежедневно по­даваемыми ей секретарем, лежала сверху. На первый взгляд ей показалось, что не стоит обращать особого вни­мания на опубликованную дребедень, теперь печатают и про самого Президента такое, что диву даешься, да и фамилия ее не указана, вот Фишкину не повезло, но он сейчас свободная птица, пусть думает. Однако последу­ющие события заставили вице-премьера насторожиться. Коммерческий банк, с которым была твердая договорен­ность о кредите с пустячным процентом на социальные нужды, вдруг пошел на попятную. Директор банка что- то мямлил о внезапных срочных выплатах, о долгах, ко­торые ему якобы не перевели, а именно на них-то он и надеялся, что необходимо некоторое время переждать, он ни в коем случае не отказывается от своих слов, но таковы обстоятельства на сегодняшний день. Лариса Ивановна не дослушав положила трубку. Второе обстоя­тельство касалось уже лично вице-премьера. На днях она должна была лететь в деловую командировку во Фран­цию, но, затребовав у помощника документы для более тщательного изучения командировочных целей, узнала, что поездка отменяется. Официальным поводом явился указ Президента о сокращении поездок аппаратных чи­новников за рубеж, но чиновник-то чиновнику — рознь, и если отменяется поездка вице-премьера, то тут дело в ином. Помощник, правда, перечислил большое количе­ство отмененных поездок, в том числе и командировок многих министров, но это было слабым утешением для Ларисы Ивановны.

Назначенный несколько месяцев назад вместо ис­полняющего обязанности огромного, гориллоподобного человека, запутавшегося в неблаговидных делишках сво- » ей жены, да и в своих собственных, Генеральный про­курор России сумел в короткое время снискать уваже­ние сотрудников. Ему удалось раскрутить несколько крупных дел финансового характера, даже посадить в тюрьму бывшего ИО, но когда он занялся делами об убийствах телеведущего Владислава Листьева и отца Александра Меня, следственная машина застопорилась, хотя, казалось, уже виднелись положительные перспек­тивы. По поводу дела, связанного с вице-премьером, он был вызван в аппарат премьер-министра, где имел бе­седу с его помощником по правовым вопросам. После обычного чиновничьего разглагольствования помощник потребовал прекращения дела в отношении Стрельни­ковой, а также убедительно доказывал, что следователь

«Папа, оставляю оформленные на твое имя доку­менты. Счета, завещание на владение дачей, кварти­рой, машиной и всем имуществом. Я сделал это, как ты увидишь, давно. Вот и все. Не говорю прощайте, но до свидания. Если обойдется, начну новую жизнь. Но не уверен, меня окружают равнодушные, страш­ные люди. Целую. Андрей».

Что там плел полковник Павлов про интриги, день­ги и взятки, подумалось Ларисе, про благородную цель и тернистый путь? Нет, не тернистый, сказал он. Твой путь. Так каков же, в самом деле, был твой жизнен­ный путь, уважаемая Лариса Ивановна, депутат Госу­дарственной думы, лидер движения? И еще не срок, будет и вице-премьерство, она в этом уверена, люди типа Павлова слов на ветер не бросают. А что дальше?

В те минуты, когда Саргачев и Павлов беседовали на Ваганьковском кладбище, генерал-лейтенант Сам­сонов сидел в кабинете директора ФСБ. В органах на­чали потихоньку привыкать к постоянным сменам ру­ководителя службы и как-то даже приладились к сво­ему положению, отвечали «есть» или «слушаюсь», но дела вели по-своему. Но так было до прихода после­днего шефа, бывшего главного охранника Президен­та. Не в меру въедлив, мелочен и злопамятен оказался бывший охранник. Он помнил все свои приказы, рас­поряжения, энергия била в нем ключом, но он не был профессионалом, совершенно не знал тонкостей раз­ведывательной работы, уж не говоря о контрразведы­вательной, но, надо признать, имел твердый прямой характер. Если уж, как говорится, втемяшилось ему в голову, то колом не выбьешь. Раньше таких людей называли самодурами, что вполне соответствовало ха­рактеру шефа ФСБ. Он только просмотрел озвученную пленку, зафиксировавшую встречу сотрудников ФСБ, из которой понял, что кем-то генералу Пестову был отдан приказ убрать какого-то Веста, а Пестов, в свою очередь, приказал подчиненным приступить к испол­нению приказа, причем немедленно.

Верно. Господа Городецкий и Фишкин получают основные доходы через каналы распространения нар­котиков: казино, сеть ночных клубов, дискотек, мод­ные кафе и рестораны, холлы гостиниц. Но наркоти­ки нужно достать, переправить через границу и про­везти по стране. Тебе ничего не говорит имя Вани Иванова по кличке Бурят?

Могу короче. Вице-премьер Лариса Ивановна Стрельникова была участником устойчивой преступ­ной группы: имела прямое отношение как к отмыва­нию денег, так и к переправке на территорию России героина, поставку которого из Гонконга обеспечивал вор в законе по кличке Бурят.